Библиотека в кармане -зарубежные авторы



             

Фэйзер Джейн - Изумрудный Лебедь


love_history Джейн Фэйзер Изумрудный лебедь Граф Гарет Харкорт случайно увидел представление бродячего цирка и был потрясен поразительным сходством юной акробатки Миранды с прекрасной леди Мод, которую он безуспешно пытался убедить выйти замуж за самого короля Франции. Дерзкий план созрел мгновенно — граф предложил безродной циркачке сыграть роль знатной дамы и занять место Мод у алтаря. Однако он не принял в расчет того, что сам может безумно влюбиться в Миранду, а она — со всем пылом первой любви ответить на его чувства.
ru en Л. И. Желоховцева Roland roland@aldebaran.ru FB Tools 2006-03-05 OCR Angelbooks 79A90B51-3093-47E0-A838-28465B517A47 1.0 Изумрудный лебедь АСТ Москва 2001 5-17-009910-Х Джейн Фэйзер
Изумрудный лебедь 
Пролог
Париж, 24 августа 1572 года
Набат загудел в полночь. Пустые улицы постепенно заполнялись людьми. Все молчали, казалось, испуганные предстоящим.

Однако и дома усидеть не мог никто. Люди выходили в ночь — вооруженные аркебузами, мечами и ножами, а на их шляпах белели кресты.
Они двигались по узким, вымощенным булыжником улицам, окружавшим мрачную, темную цитадель Лувра. За неделю до этого Лувр сверкал огнями. Из узких зарешеченных окон лилась музыка, и толпы подвыпивших гуляк заполняли улицы Парижа.

Париж праздновал свадьбу Маргариты, сестры короля Франции Карла, с предводителем гугенотов Генрихом Наваррским. Этот брак должен был положить конец вражде католиков и протестантов Франции и объединить их.
Но ночь Святого Варфоломея показала, что свадебные торжества были лишь приманкой для гугенотов, тысячами прибывавших в Париж, чтобы поддержать своего молодого короля. Теперь они оказались в западне и были обречены на гибель.
Набат продолжал сотрясать воздух. Люди, двигавшиеся по улицам, стучали в каждую дверь, помеченную белым крестом. Из дверей выскальзывали их единомышленники и присоединялись к толпе, превратившейся уже в огромную армию убийц.

Она все росла и, как гигантская волна прибоя, катилась к домам протестантских вождей.
Первые выстрелы, первые красные сполохи, первые мучительные крики стали сигналом к резне. Толпа, теперь похожая на многоголовую гидру, извиваясь, ползла по городу, врываясь в дома, не помеченные белыми крестами, и их обитателей выбрасывали из окон, с балконов, а орущая толпа на улицах и площадях разрывала несчастных в клочья.
Воздух был пропитан запахом крови и порохового дыма. Небо покраснело от зарева — пылали дома, а прыгающее пламя смоляных факелов, казалось, парило в темноте само по себе, двигаясь вперед по тесным улицам. Те, кто нес факелы, не были видны.

Ликующие крики обезумевшей толпы, преследовавшей несчастных, пытавшихся скрыться, походили на жуткие вопли дьяволов, вырвавшихся из ада.
На углу узкой, зловонной улочки, ведущей вниз, к реке, остановилась дрожащая, запыхавшаяся женщина. Сердце ее отчаянно колотилось, каждый вдох отдавался болью. Ее босые ноги, изрезанные грубыми камнями мостовой, кровоточили. Тонкий плащ, взмокший от пота, прилип к спине.

Волосы облепили побелевшее, искаженное ужасом лицо. К груди она прижимала двух плачущих младенцев, всеми силами стараясь успокоить их.
Женщина бросила взгляд назад и увидела трепещущее пламя факелов. Голоса преследователей слились в один пронзительный крик, когда толпа покатилась к реке. Всхлипывая, женщина снова бросилась бежать вдоль реки.

Она уже слышала за спиной топот сапог — преследователи нагоняли ее. Грохот бегущих ног все приближался. Отчаяние охватило ее.

Она не могла спастись. Даже ради своих крошек она не м